Любовники Грейс Келли. Принцесса навсегда (часть 2)


Начало тут. Итак дорогой читатель, мы слишком забежали вперед и вывалили в предыдущей статье слишком много фактов о сексуальной жизни Грейс Келли и её любовниках. Давай же снова вернёмся в Нью-Йорк в Американскую академию драматического искусства к 18-ти летней Келли, и узнаем с чего всё начиналось.

Американская академия драматического искусства

Одним из ее поклонников был Герби Миллер, впоследствии прославившийся в комедийных телесериалах под именем Марка Миллера. «Нас влекло друг к другу с самого начала учебы в академии, – вспоминал он. – Мы были молоды, полны жизни и сексуальной энергии. Наши отношения были сугубо плотскими… К ней заглядывали и другие парни. Я воображал себя единственной любовью ее жизни – и вдруг видел Грейс в обществе какого-нибудь жеребца. Я спрашивал: „Кто это?“. Она отвечала: „Так, один знакомый. С ума по мне сходит“. Все как бы между прочим, со смешком, словно она делает ему одолжение. Я не придавал этому значения. Наверное, по наивности».

Герби Миллер

Известно, что во время учебы в академии на протяжении целого месяца Грейс была увлечена Александром Д,Арси – известным голливудским актером, имя которого ставили в один ряд с Гари Грантом, Гари Купером и Кларком Гейблом.

Александр Д,Арси

Этот «новый Валентино» называл девушек своим хобби. С очаровательной молоденькой Грейс, старше которой он был в два раза, Д,Арси познакомился на вечеринке в Парк-авеню. «По внешнему виду ее нельзя было принять за девицу, готовую с разбегу прыгнуть к вам в постель», – вспоминал Александр. Однако в тот же вечер, провожая Грейс домой на такси, он решил попытать счастья и погладил ее колени. Реакция девушки его поразила. «Она сразу кинулась мне на шею, – рассказывал Д,Арси. – Я сперва даже не поверил. Внешность оказалась очень обманчивой».

Всю ночь ученица академии провела в объятиях актера. Ту сексуальную девочку Александр помнил всю жизнь. Спустя много лет он говорил о своих отношениях с Грейс: «Девушка была очень даже сексуальная. Достаточно было один раз к ней прикоснуться – и она взвивалась до потолка. Не вызывало сомнений, что передо мной не девственница. Опыта ей было не занимать… Во время секса все выходило наружу. Возможно, она тщательно скрывала свое истинное нутро, а тут превращалась в совершенно другого человека».

Связь Грейс с Д,Арси продолжалась до тех пор, пока актер не уехал сниматься в Париж. Встречаясь с Александром, Келли не забывала и о своих молодых сокурсниках, которым отдавалась с не меньшей страстью, чем известному актеру.

На втором курсе ее любовником стал преподаватель Дон Ричардсон. Их роман начался с того, что Ричардсон вступился за ученицу, когда к ней приставал хулиган-сокурсник. Девушка была так расстроена грубостью сокурсника, что преподаватель, пытаясь успокоить ее, привел ученицу в свою квартиру.

«Я разжег камин и вышел на кухню сварить кофе, – вспоминал он. – Вернувшись, я увидел, что Грейс разделась и легла в постель. Никогда не видел такой прелести. Потрясающее тело! Настоящая скульптура Родена. Тонкая, пленительная фигура: маленькие груди, узкие бедра; почти прозрачная кожа. Самая красивая обнаженная девушка в моей жизни! …Обошлось без предварительной подготовки, без заигрывания. Я глазам своим не верил! Рядом со мной лежало создание фантастической красоты. Выяснилось, что я влюблен по уши; мне казалось, что и для нее это не просто случайность, что и она влюблена до безумия. Это была ночь неописуемого экстаза».

Но, как рассказывал Ричардсон, утром его стали мучить угрызения совести. Он сравнивал себя с психиатром, переспавшим со своей наивной пациенткой. Однако Грейс развеяла все его сомнения. Любовники решили соблюдать осторожность, и в последующие месяцы своего романа делали вид, что их отношения не идут дальше обычного контакта учителя и ученицы. Кстати, в то время Грейс по-прежнему встречалась с несколькими молодыми людьми одновременно, тщательно скрывая это от Ричардсона, в дом которого приходила каждый выходной.

Ричардсон вспоминал, что Грейс обожала танцевать голой при свете камина. «Только сумасшедший не согласится, что это великолепное зрелище! – рассказывал он воодушевленно. – Очень сексуальная девушка!».

Но, как любовники ни скрывали своей связи, каким-то образом это стало известно в академии. Однако скандала не было, так как никаких доказательств любовных отношений учителя и ученицы ни у кого не было. Кстати, Грейс стала встречаться с Ричардсоном, когда ее роман с Герби Миллером был в самом разгаре. Герби в то время ничего не знал о встречах своей возлюбленной с преподавателем. Уже через несколько лет, когда ему стало известно о любвеобильности очаровательной Грейс, он с недоумением говорил: «Я узнал, что она спуталась с жеребцом из Филадельфии, здоровенным красавцем. Откуда он взялся? Я страшно расстроился. Чуть не помер от ревности. О Ричардсоне я понятия не имел. С парнем из Филадельфии мы разобрались, но появлялись все новые поводы для ссор. Для меня это было настоящей трагедией».

Вскоре Грейс стала подрабатывать манекенщицей, демонстрируя в магазине нижнее белье. В обеденный перерыв, по свидетельству Ричардсона, она приходила к нему, чтобы поесть и заняться любовью. Неизменной деталью ее туалета, как говорил ее любовник-преподаватель, был поддерживающий талию корсет под названием «Веселая вдова». Ричардсон вспоминал, что у него дома «она сбрасывала все, кроме „Веселой вдовы“, и в таком виде порхала по квартире, готовила, убирала и прочее с едва прикрытой попкой. По этой части ей не было равных».

Она рассказала Ричардсону, как потеряла невинность в Филадельфии, причем заявив, что он второй мужчина в ее жизни. Но любовник не поверил: «Слишком искусна она была в постели. Нимфоманкой я ее не назову, нет. В постели Грейс была счастлива, но всегда знала свою норму. Мы были молоды, и ей хватало четырех раз».

Само собой, Ричардсон помогал ученице в академии. И хотя она не обладала большим артистическим талантом, учитель добивался для нее лучших ролей в академических постановках. А в выпускном спектакле за второй курс «Филадельфийская история» он доверил ей играть главную роль.

Ричардсон прекрасно понимал, что его любимая Грейс, обладая весьма скромными актерскими данными, ничего не добьется на сцене. Однако он решил, что со своей потрясающей внешностью она может завоевать успех в кино. Вскоре любовник отвел Грейс в агентство «Уильям Моррис». Ее пригласили принять участие в кинопробах на роль Дейзи в мюзикле Ала Каппа.

Из кабинета Каппа Грейс вышла с растрепанными волосами, с размазанной губной помадой и в помятом платье, сказав Ричардсону, что режиссер попытался ее изнасиловать. Разгневанный любовник тут же заявил, что немедленно отправится к развратнику и убьет его. Но Грейс остановила Ричардсона, заметив: «У бедняги одна нога. Оставь его в покое. Ведь ничего страшного не случилось».

Через некоторое время Грейс познакомила Ричардсона со своими родителями. Но к ее удивлению, семья не сочла преподавателя достойным кандидатом в мужья утонченной красавице дочери – женатый еврей, занимающийся бракоразводным процессом. Что интересно, Ричардсону нравилась в Грейс ее полная противоположность еврейским понятиям о женщине. Вот что он говорил об этом: «Для еврея такая голубоглазая блондинка была настоящим запретным плодом».

Ричардсона не приняли в семье Келли. Во время ужина брат Грейс постоянно отпускал антисемитские шуточки. А когда пришло время ложиться спать, Джек Келли специально проследил, чтобы его добропорядочная дочка и развратный преподаватель разошлись по разным комнатам. А мать Грейс дошла даже до того, что обыскала вещи Ричардсона, и, найдя в его сумке презервативы, рассказала об этом мужу. Наутро кавалер Грейс был выставлен за дверь, а дочери родители прочли нотацию на тему нравственности. Выслушав отца и мать, Грейс запальчиво воскликнула: «Надеюсь, что я уже забеременела!».

Родители больше не отпустили дочь в Нью-Йорк. В академию она приехала только для получения диплома. Разумеется, Грейс тут же пошла домой к любовнику и провела в его объятиях несколько дней. Через некоторое время к Ричардсону явился отец Грейс и предложил ему сделку: он оставляет в покое дочку и получает новенький «ягуар». Влюбленный Ричардсон отказался от заманчивого предложения папаши Келли, и тот уехал расстроенный. Но не прошло и дня, как Ричардсону стал названивать брат Грейс с угрозами переломать ему все кости. Но Ричардсон и здесь не спасовал, сказав воинственному братцу возлюбленной, что не откажется от своей любви никогда. И все же отказался, когда неожиданно узнал, что Грейс встречалась не только с ним.

 

Продолжение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.